ГАРЕТ ПЬЮ И АЛЕКС БОКС (GARETH PUGH & ALEX BOX)

Правь, Британия! Знаменитый авангардный дизайнер и визажист рассказывают о своем десятилетнем восхождении в мире моды.

Проект «Легенды моды» объединяет дизайнеров и визажистов, предлагая им откровенно обсудить творчество, совместные проекты и показы.

Сезон осень-зима — 2015 ознаменован триумфальным возвращением Гарета Пью (Gareth Pugh), который впервые с 2008 года принял участие в Лондонской неделе моды. Его шоу, полное драматизма и мистики, свойственных стилю Пью, имело огромный успех. По подиуму прошла вереница моделей-воинов в костюмах, выполненных в британской военной эстетике, и в головных уборах лейб-гвардейцев или шлемах, украшенных ирокезами. Звучным аккордом этого гимна английской истории стал макияж, выполненный визажистом Алекс Бокс (Alex Box), украсившей лицо каждой модели крестом святого Георгия. Что же из этого вышло?

Незабываемое модное шоу! И в этом нет ничего удивительного. Ведь за дело взялись настоящие профессионалы! Алекс Бокс (Alex Box) уже долгое время входит в команду Пью наряду с такими мастерами, как стилист Кэти Шиллингфорд (Katie Shillingford) и музыкальный директор Мэтью Стоун (Matthew Stone). Их творческий тандем сформировался 10 лет назад, во время второго шоу Пью, состоявшегося в 2005 году. В этой статье Пью и Бокс рассказывают о совместном творчестве, общих идеях и о том, что они стали настоящей семьей в мире моды.

Гарет: «Я помню разговор с Николой Формичетти (стилист и модный директор Lady Gaga) после моего первого показа на Fashion East. Мы обсуждали, кто будет создавать макияж для второго шоу. Никола упомянул одну потрясающую девушку, которая создает причудливые, удивительные образы. Это была Алекс». 

Алекс: «Я сотрудничала с Николой в рамках проекта Dazed & Confused. Тогда он был в самом начале пути и впервые работал на модном показе в качестве стилиста. Теперь я понимаю, что оказалась в нужное время в нужном месте. Никола превосходно чувствует людей. Он познакомил нас Гаретом, и оказалось, что мы буквально созданы друг для друга. Мы одинаково мыслим, у нас похожий опыт. Мы черпаем вдохновение из разных источников, но вносим общий вклад в эстетику и дух каждого проекта, дополняя друг друга. Работая с Гаретом, я чувствую, что он мне доверяет. Пожалуй, потому что мы уже долгое время знакомы. Что касается творчества, я во всем полагаюсь на него, а он, я думаю, полагается на меня».

Гарет: «Алекс способна создать красивый изысканный образ и одновременно внести в него что-то из ряда вон. Она мастерски умеет комбинировать. Я люблю сочетать противоположные, на первый взгляд взаимоисключающие элементы. Это создает почти электрическое напряжение. В этом мы с Алекс похожи».

Алекс: «Я всегда отталкиваюсь от внешности модели. Если первоначально задуманный макияж ей не подходит, я вношу изменения. Я добиваюсь того, чтобы ее личность проступала через образ. Это мой принцип. Я не хочу работать по шаблону».

«Моя одежда — это своего рода доспехи. И в этом смысле макияж, как барьер между личностью и внешним миром, ей созвучен», — Гарет Пью (Gareth Pugh)

Гарет: «Это была коллекция сезона весна-лето — 2013. Мы тогда только что закончили репетицию, и вдруг Алекс схватила меня и Кети за руки и увлекла за собой, чтобы показать новую деталь: она нарисовала на щеке модели сверкающую слезу. Мы такого не планировали, но в итоге одна небольшая особенность кардинальным образом изменила динамику показа. Модели выходили под драматичное музыкальное сопровождение (песня Роя Орбисона (Roy Orbison) Crying на испанском в исполнении а капелла). И вдруг прямо во время шоу изменилась погода: хлынул ливень, и крупные капли застучали по стеклянной крыше Токийского дворца. Все вместе производило невероятное впечатление, а эта слеза стала маленьким, но очень важным штрихом в общей картине».

Алекс: «Иметь возможность высказывать свои идеи, не опасаясь, что тебя осудят, очень здорово. Гарет полностью поддерживает такой стиль сотрудничества. Не многие дизайнеры разделяют его убеждения. Большинство хотят быть уверенными в результате и избегают спонтанности. Недавно я вспоминала первый показ Fashion East. Удивительно, но уже тогда все шоу было пронизано особой атмосферой, внутренним волнением. Я по-прежнему с нетерпением жду твоих новых работ, очень ценю наше сотрудничество и горжусь им. Я чувствую себя частью семьи, частью чего-то большего». 

Гарет: «Согласен. Та же атмосфера характерна и для этой коллекции. Я увлекся идеей ритуала, принесения себя в жертву великой цели. Меня интересовал своеобразный акт отказа от своей личности, вплетения своей души в общий рой, принятие групповой ментальности. Атмосфера показа была наполнена агрессией. Правда, это слово мне не нравится. Оно подразумевает временное состояние личности, которое можно приглушить. А я имею в виду стиль жизни. Речь не идет о временных проявлениях агрессии, но о ее подспудном существовании. Макияж играет во всем этом огромную роль, он, пожалуй, даже важнее всего прочего».

Алекс: «Коллекция напоминает подготовку к священной и в то же время яростной битве. Вообще подчеркнутая агрессивность марки производит сильное впечатление. Во всем этом нет воздушности, ее можно сравнить с пощечиной».

Гарет: «Макияж меня восхищает. Моя одежда — это своего рода доспехи. И в этом смысле макияж, как барьер между личностью и внешним миром, ей созвучен. Алекс всегда так говорит».

Алекс: «Что я говорю? Ну да, макияж помогает скрыть или подчеркнуть желаемое. Он дает силы изменить себя».

Гарет: «Именно это мы и делаем с помощью одежды. Она позволяет преобразиться, дать волю фантазии. Макияж — это тоже вид эскапизма».